Почему так трудно быть отцом в современной семье

В последнее время многие отечественные исследователи все чаще стали обращаться к теме отцовства, хотя еще двадцать лет назад невозможно было найти серьезные российские публикации на эту тему. Сегодня большинство авторов сходятся в том, что отцовская роль становится все более сложной, проблематичной, противоречивой. Портрет отца-современника всё больше отличается от культурно-исторического, символического образа отца, «нарисованного» нами с помощью классических трудов по психологии, с помощью образов в исторической и художественной литературе.

В обществе с патриархальными взглядами отец – это образ, означающий закон, высший авторитет, неограниченную власть, воплощение самой божественности. Кажется, что он всегда должен быть рассудительным, сильным, всезнающим, большим, всемогущим, стабильным, непоколебимым и надежным. И от современного отца до сих пор ожидается, что в семье он сможет быть примером эмоциональной прочности, мужественности, героической храбрости, надежным добытчиком, имеющим высокие карьерные достижения. Последние десятилетия к отцам, наряду с этими "классическими" требованиями, обращены и новые притязания: теперь от него ждут эмоциональной открытости, активной вовлеченности в воспитательный процесс; теперь он не может перекладывать заботу по уходу о ребенке на жену, которая также требует от него быть не только защитником и опорой, но и верным другом, внимательным собеседником, помощником по хозяйству.

Понятно, что справиться с такими разнонаправленными требованиями любому будет нелегко. Наверное, поэтому один из самых распространённых стереотипов, появившихся во второй половине прошлого века, - слабость и неадекватность современных отцов. При этом проблематика, связанная с функцией отца в семье, оказывается до сих пор не столь существенна в научной и популярной литературе, как исследования материнского аспекта в воспитании ребенка. Однако изменения в практике поведения мужчин и отцов давно стали очевидны. С одной стороны мы наблюдаем болезненное расставание с давно сложившимися культурными традициями. Мы видим, как отец начинает брать на себя в семье традиционные функции матери, а также начинает примерять на себя традиционно "женские" качества, такие как мягкость и сговорчивость, нежность и чувствительность. Теперь от современного отца ожидается, что он будет в состоянии перерезать пуповину, спеть колыбельную, приготовить для малыша смесь или кашку, выбрать в магазине брючки и ботиночки нужного размера, заплести косички и завязать бантики. В общем, иногда кажется, что современный отец – это мать мужского пола. При этом, с другой стороны, социум не готов принимать такого мужчину как достойного члена общества. Ведь до сих пор считается, что быть исключительно отцом-воспитателем – не очень прилично, вести домашнее хозяйство – недостойно, ставить во главу угла семью, отказавшись от карьеры, и получать меньше жены – непрестижно.

Половой символизм и стереотипы маскулинности /фемининности оказываются настолько неизменными, глубоко закреплёнными в психологических структурах и поведенческих особенностях социальных групп, что отражаются не только в обыденном сознании и в художественной культуре общества, но даже многие профессиональные психологи привыкли считать половые особенности однозначными, намертво связанными с половой принадлежностью индивида. Индивидуальные различия и свойства мужчин и женщин в любом обществе обусловлены, прежде всего, полоролевой дифференциацией общественной деятельности. Сегодня половое разделение труда потеряло прошлую жёсткость и однозначность, количество исключительно мужских и женских занятий заметно уменьшилось, а взаимоотношения мужчин и женщин в социуме становятся всё больше равноправными. Совместная деятельность нивелирует традиционные различия в нормах поведения, что влечёт за собой перемены и в культурных стереотипах маскулинности и фемининности. Но эти стереотипы, несмотря на их изменяемость в принципе, заметно отстают от реальных сдвигов в общественном сознании. Неопределённость ролевых ожиданий вызывает у многих психологический дискомфорт и тревогу.

Изменение стереотипов, символического понимания мужской и женской роли не могут не сказываться на понимании семейных отношений, сути отцовства и материнства, социально-нравственных норм родительства. С точки зрения обыденного сознания понятие отцовства и материнства очерчены предельно чётко: родительская любовь – это нечто само собой разумеющееся, а её отсутствие – просто патология; мать является естественно предопределённым воспитателем ребёнка, нежным, терпеливым и ласковым, а отец – грозный, неприступный, холодный и, одновременно, заботливый пример для подражания. Символический, мифический отец внушает страх и беспомощность, желание подчиниться. Одновременно с этим его любят, тянутся к нему, ищут защиты. В современных условиях также значительно меняется и незыблемая материнская роль. Современная женщина всё чаще хочет расширить своё амплуа «верная супруга и добродетельная мать», она стремится к профессиональным достижениям, материальной и социальной независимости, карьерному росту, общественной значимости. Одновременно с тем, что матери стали уделять в среднем меньше времени своим детям, отцы увеличили общение с ребенком не только количественно, но расширили и репертуар взаимодействий с ним. Все это требует от современного отца новых, несвойственных его традиционному мужественному образу,  психологических качеств.

В патриархальном обществе, на нормы которого мы все еще ориентируемся, учиться отцовству было не нужно. Натуральное хозяйство позволяло ребенку усваивать как само собой разумеющееся и отцовскую, и материнскую роли. Промышленная революция «отняла» у семьи отца, который превратился в отсутствующего добытчика, и учиться отцовству стало просто не у кого. Отечественная история ХХ века усугубила такое положение отцовства, не просто отдалив его из семьи на производство, но и физически уничтожив (в мировых, гражданских, локальных войнах и репрессиях) возможность не только увидеть исполнение отцовской роли, но и самого исполнителя. Думается, что неудовлетворенное желание общения с отцом не только глубоко травмирует ребенка, но и лишает его практической подготовки к будущей работе «быть отцом». Кроме того, для нескольких поколений, не видевших или мало знавших своих отцов, могла казаться заманчивой теория о необходимости лишь института материнства и социальной случайности, необязательности отцовства. В сегодняшних условиях также еще многие отцы выбирают для себя роль "отсутствующего": он уходит засветло, целый день занимается чем-то очень важным и возвращается, когда ребенок уже спит. Такой папа становится непонятным, таинственным, мифическим существом, теряя возможность будущего близкого контакта с ребенком, возможность серьезного влияния и глубокого понимания своих детей.

Сложность выбора своей отцовской роли усугубляется и эмпирическими исследованиями. Специалисты в области семейной психологии считают, что образ отца становится для ребенка патогенным как в случае его грозного, устрашающего, карающего характера, так и в случае, если образ отца будет всепрощающим, слишком мягким, эмоционально нестабильным, поощряющим вседозволенность.

Таким образом, трансформация отцовства в наши дни базируется на столкновении  традиционалистских установок патриархальных сценариев, где отец взирает на семью со стороны, с эгалитарными (уравнивающими) взглядами, одобряющими мужчин, активно вовлеченных в семью и взаимодействующих с детьми. Становится понятным, что изменение представлений о роли отца в современном обществе имеет глубокие культурно-символические и исторические корни, поэтому с таким трудом каждому современному отцу приходится самостоятельно искать свой путь, преодолевая сложившиеся социальные противоречия, внутренние конфликты и кажущуюся невозможность изменить привычные способы взаимодействия в семье на те, которые близки и необходимы именно ему - уникальному современному отцу, в котором так нуждаются его собственные уникальные дети.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской