Вероника Волынская

Экзистенциально - гуманистический подход

Экзистенциально - гуманистический подход рассматривает личность в аспекте важнейших сущностных, экзистенциальных аспектов человеческой жизни. В фокусе внимания психотерапевтов и психологов, придерживающихся данного подхода, бытие, существование, осознанность и другие темы, которые обычно относят к экзистенциальной сфере. Считается, что причиной психологических проблем являются глубокие (не всегда осознаваемые) экзистенциальные проблемы, касающиеся осознанного свободного выбора и ответственности, одиночества и взаимосвязанности с другими людьми, принятия неизбежности смерти, поиска жизненных ценностей и смысла своей жизни.

Экзистенциальное направление в психологии появилось в первой половине XX века, толчком к возникновению которого стало мощное развитие философии экзистенциализма. Труды Серена Кьеркегора, Эдмунда Гуссерля, Мартина Хайдеггера, Карла Ясперса, Жана Поля Сартра и других философов стали методологическим фундаментом экзистенциальной психологии.

Основоположниками гуманистической психологии и ее признанными лидерами были А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс и другие. Приверженцы гуманистической психологии рассматривают личность как сложную открытую систему, направленную на реализацию всех своих потенциалов. Человек воспринимается как постоянно стремящийся к новым целям, самосовершенствованию благодаря наличию у него врожденных потребностей - стремлению к самореализации, потребности в самоактуализации, желанию осуществлять непрерывное поступательное развитие.

Таким образом экзистенциально-гуманистический подход в психологии опирается на экзистенциальную философско-методологическую основу и гуманистические ценности.

Один из основателей экзистенциально-гуманистического направления Джеймс Бюджентал (James Bugental) назвал психотерапевтическую работу в рамках экзистенциально-гуманистического подхода жизнеизменяющей терапией. Он был уверен, что "средство такой терапии – живой альянс двух людей в борьбе со смертоносными силами, которые разрушают личностное удовлетворение и в результате приводят к тому, что мы оказываемся искалеченными и являемся чем-то меньшим, чем могли бы быть". Дж. Бюджентал считал что тайна, которой является каждый человек, привносит в психотерапевтические отношения интерес, заставляет специалиста быть скромнее, а также имеет решающее значение при встрече психолога с другим человеком... Жизнеизменяющая терапия, по мнению Бюдженталя, многого требует от обеих сторон - и от человека, пришедшего за помощью, и от человека, эту помощь оказывающего. Вот как Бюджентал сформулировал свое видение психотерапевтической работы: "Я помогаю людям, недовольным своей жизнью, попытаться сделать свою жизнь более удовлетворительной. Я работаю с людьми, которые хотят больше соответствовать тому, кем они могли бы стать, но пока не стали. Я работаю с людьми, чувствующими, что внутри них дремлет нечто большее, чем то, что они способны воплотить в жизнь. Я работаю с людьми, которые хотят быть по-настоящему близки с другими и стремятся преодолеть барьеры, создающие вокруг нас невидимую клетку".

Ролло Мэй (Rollo May), один из ведущих представителей экзистенциального-гуманистического направления, сформулировал основные составляющие личности и, соответствующие им, принципы психологического консультирования в рамках экзистенциально-гуманистического подхода:

· Свобода – первая составляющая понятия личности и первый принцип психологического консультирования. Помогая клиенту преодолеть личностную проблему, консультант помогает ему стать более свободным.

· Второй составляющей личности является индивидуальность. Трудность людей, обращающихся за консультацией по поводу своих личных проблем, заключается в том, что они не умеют быть самими собой, т.е. иными словами, не могут выразить

свою индивидуальность. Задача консультанта – помочь клиенту обрести свое истинное «Я» и найти в себе мужество стать этим «Я».

· Социальная интегрированность является третьей составляющей устойчивой личности. Чем более социально интегрированным становится клиент, тем больше у него возможностей реализовать свою неповторимую индивидуальность. Задача консультанта – помочь клиенту с готовностью принять на себя социальную ответственность, вдохнуть в него мужество, которое поможет клиенту освободиться от неотступного чувства неполноценности, и направить его стремления в социально полезное русло.

· Внутренняя напряженность личности свидетельствует о непрерывной работе духовного начала. Относительно духовной напряженности – четвертой составляющей личности – автор делает следующий вывод для профессионального консультирования: задача консультанта – помочь клиенту освободиться от патологического чувства вины и в то же время научить его достойно принять и сделать устойчивым то духовное напряжение, которое присуще природе человека. Здоровая личность должна творчески адаптироваться к пониманию предельности и понять, что залогом здоровья является осознанное чувство духовности. Задача консультанта – подвести клиента к принятию ответственности за свои поступки и за конечный итог своей жизни.

Ирвин Ялом (Irvin Yalom) – доктор медицины, известный практикующий психотерапевт и автор популярных книг, считает, что экзистенциальный подход – это нечто большее, чем тонкий подтекст или имплицитная установка, присутствующие у терапевта помимо его воли и намерений, при этом отмечая, что "экзистенциальная модель мало отличается от других крупных конкурентных ей теорий". Это подход, в центре внимания которого находятся факторы, составляющие неотъемлемую часть человеческого существования. Ялом обозначает четыре конечных фактора – смерть, свобода, изоляция и бессмысленность, которые определяют основное содержание экзистенциальной психодинамики. Автор считает, что человек самостоятельно может открыть для себя содержание этих данностей: "В определенном смысле, это нетрудно. Метод – глубокая личностная рефлексия. Условия просты: одиночество, молчание, время и свобода от повседневных отвлечений, которыми каждый из нас заполняет мир своего опыта".

Таким образом, основной целью работы психолога, работающего в экзистенциально-гуманистическом подходе, становится не устранение симптомов, не борьба с "неправильными" мыслями, не изменение неэффективных способов взаимодействия с окружающими, а открытие и расширение своих внутренних возможностей и ресурсов, осознание безграничного количества вариантов для выбора собственного уникального способа существования, выстраивание своей неповторимой жизни и обретение смысла, который подходит исключительно вам. Научиться тому, как найти собственные, единственно верные лишь для вас ответы на те вызовы, которые бросает жизнь, это есть смелость и ответственность быть человеком. Экзистенциально-гуманистический подход призван помочь человеку в очень трудном, но, наверное, самом важном деле своей жизни - найти себя и быть собой.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской

Хороший отец. Кто он?

Исследователи утверждают, что отцовство, прежде всего, явление социальное. Каждое поколение имеет свои представления об идеальном отце; культура отцовства и поведение отцов изменяется под влиянием социальных, исторических, политических условий. Развитие современной науки развеяло многие «мифы» о материнстве и отцовстве, выявило ключевую роль отцов в жизни детей с самого раннего возраста. Термин «хороший отец», используемый в обыденной жизни, в психологии обозначается как продуктивное, вовлеченное, успешное или ответственное отцовство.

Зарубежные исследователи утверждают, что хороший отец ведет себя ответственно по отношению к ребенку, а именно:

  • не планирует рождение ребенка, пока не готов эмоционально и материально его поддерживать;
  • устанавливает свое юридическое отцовство, когда ребенок рождается;
  • активно разделяет с матерью эмоциональные, физические, финансовые заботы о ребенке, начиная с беременности.

Американские психологи разработали правила, помогающие молодым отцам успешно справляться с новой ролью.

  • Старт с первых дней жизни. Отцы, вовлеченные в заботу о ребенке с самого рождения, сохраняют близость с ним и в дальнейшем.
  • Определите свою роль: не рассматривайте жену как единственного эксперта, несущего ответственность за жизнь малыша. Найдите, что у вас получается лучше.
  • Открыто выражайте чувства: страх, разочарование, ревность вполне нормальны. Чтобы подавленные эмоции не привели к отчуждению, их лучше обсудить.
  • Наблюдайте за ребенком. Пытайтесь читать сигналы, посылаемые малышом.
  • Реалистические ожидания. Не следует переживать, если первые попытки участия в заботе о малыше оказались неудачными. Главное в труде родителя – терпение.

А как выглядит идеальный отец в глазах ребенка? Недавно проведенное в Петербурге исследование показало: девушки-подростки считают идеальным любящего, понимающего, заботливого, надёжного, умного, сильного отца. Юноши назвали качества идеального отца в таком порядке: умный, сильный, заботливый, понимающий, ценящий семью, любящий.

В традиционной патриархальной семье отец выступал в роли кормильца, олицетворял собой власть и высшего дисциплинатора, был примером для подражания, наставником во внесемейной общественной деятельности и социальных отношениях. Известный психолог И.С. Кон считает, что мужчина, желающий иметь душевное спокойствие и авторитет в семье сегодня, должен обладать психологическими свойствами, которые раньше не входили в традиционный образ мужественности, – чуткостью, внимательностью, отзывчивостью. Их недостаток может болезненно сказываться на здоровье мужчин.

В последние годы исследования показывают, что отец способен находиться с младенцем в очень тесном контакте. Часто современные отцы проводят с ребенком не меньше времени, чем матери, сохраняют близкие доверительные отношения с подрастающими детьми, сохраняя при этом их любовь и уважение. Для развития ребёнка в большинстве семей отец и сегодня выполняет особые функции. К ним, прежде всего, относятся:

  • репрезентация «внешнего мира»;
  • в большой степени «неранимость» в отношении поступков и нападений ребёнка;
  • репрезентация свойств «большой», «сильный», а также вытекающих отсюда «способный к самоутверждению», «конкурентоспособный»;
  • и, наконец, в дальнейшей жизни репрезентация профессионального успеха и общественного положения.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской

Семья и выбор профессии в подростковом возрасте

Несмотря на то, что большинство из нас уверены в несомненном влиянии родительской семьи на выбор профессии подростком, такое влияние изучено на сегодняшний день недостаточно, но все же получены некоторые данные, которые могут помочь родителям разобраться в возможностях своего влияния на подростка и его профессиональный выбор. Известно, что проблема профессионального самоопределения начинает практически решаться подростком прежде всего в семье.

Исследование петербургских психологов показало, что большое значение при выборе системы обучения имеет образование родителей: у 88% школьников, ориентированных на профессионально-технические училища, родители имеют образование не выше среднего, в то время, как у школьников, ориентированных на среднее школьное образование, 80% родителей имеют высшее образование. При этом вторая группа испытывает и больший контроль, и большее влияние со стороны родителей в выборе будущей профессии: 75% родителей принимает активное участие в выборе будущей профессии своему ребенку, в то время как в первой группе только 37% родителей участвуют в выборе, а 63% предоставляют право выбора своим детям.

С таким утверждением согласен известный отечественный психолог И.С. Кон. В работе «Психология старшеклассника» он пишет, что выбор профессии и степень реализации жизненных планов старшеклассников зависят от социальных условий, особенно общеобразовательного уровня родителей: чем выше уровень образования родителей, тем больше вероятность, что их дети собираются продолжать учебу после школы и что эти планы будут реализованы.

Также предпринимались попытки анализа влияния на профессиональное самоопределение личности каждого из родителей. В частности, получены данные о влиянии одного из родителей как основного источника формирования жизненных ценностей и установок на социально-психологические особенности женщин, успешных в карьере: женщины, на которых большее влияние оказал отец, имеют более высокую карьерную ориентацию, у них сильнее выражено стремление к успеху, они чаще выбирают сферы профессиональной деятельности, традиционно считающимися мужскими. Среди девушек, выбравших техническую специальность, встречается больше «папиных дочек», которые находятся под содержательным и эмоциональным влиянием отца, а гуманитарии в большей степени находятся под влиянием матери.

Отмечая влияние семьи на профессиональное становление подростка, автор указывает на своеобразную роль примера родителей у подростка. Этот пример значим для определенного числа детей 12-13 лет. Однако анализ их сочинений позволяет говорить о некритическом восприятии этого примера, ориентации на внешние, малозначимые признаки профессии. То есть, считает исследователь, можно говорить о том, что пример родителей и жесткая ориентация на него выполняют в данном возрасте «маскирующую роль», не позволяя адекватно соотнести с профессией свои возможности, рассмотреть иные варианты профессионализации. Таким образом, в каждом возрасте семья оказывает свое особое влияние на профессиональное становление личности.

В зарубежных работах также существует теории, рассматривающих детерминанты выбора профессии, в частности, роль семьи в профессиональном выборе. Например, авторы одного из исследований считают, что при наличии в семье атмосферы эмоционального принятия и сотрудничества, преобладании методов убеждения и поощрения, четком распределении функций, - дети выбирают профессии, связанные с работой с людьми. Преобладание во взаимоотношениях эмоциональной стороны, дети чаще ориентированы на выбор профессии в сфере искусства. В тех же случаях, когда в семье существует атмосфера отчуждения, преобладают методы наказания, - дети стремятся избегать контактов с людьми, выбирая профессии из «мира вещей». Выделяется шесть типов взаимодействия родителей с ребенком, которые порождают и соответствующие типы интересов человека, в том числе и профессиональные. Типы взаимоотношений следующие: защищающий, требовательный, враждебный, попустительский, небрежный, любящий. Например, небрежный тип взаимоотношения родителей и ребенка, по мнению авторов, обусловливает ориентацию человека на технологию.

Исследование, проведенное несколько лет назад в Санкт-Петербурге, показало Уровень образования родителей респондентов, выбравших технические специальности: 52% от общего числа испытуемых – оба родителя имеют высшее образование, 36% – высшее образование у одного из родителей. Таким образом, в 78% семей респондентов, выбравших технические специальности, хотя бы один (или оба родителя) имеют высшее образование.

Рассмотрев профессиональную принадлежность родителей на основе анализа анкет и методики «Незаконченные предложения», нами было подсчитано, что у юношей-первокурсников в 22% случаев профессия отца совпадает или является схожей с избранной респондентом профессией, а в 72% случаев (включая первую группу студентов) совпадает по технической направленности. Соответственно, у девушек совпадение с профессией отца составляет 21%, а техническая направленность профессии отца выявлена в 54% случаев. При этом гуманитарная направленность профессии отца отмечена в 2% случаев у юношей и в 7% у девушек.

Что касается профессиональной принадлежности матери, то у юношей процент совпадения с ее профессией – 14%, а техническая специальность матери отмечена в 38% случаев, у девушек эти показатели соответственно 11% и 34%. Гуманитарные специальности матери у девушек отмечены в 22% случаев, у юношей – в 32%.

Анализ анкет студентов позволил выяснить процент респондентов, которые считают совет родителей или других родственников значимым для себя в процессе выбора профессии. Совет родителей как значимый для себя при выборе профессии отмечают 19,6% юношей и 36% девушек, при этом подчеркнули, что это был именно совет отца (или настояние отца) соответственно 52,4% и 58,2% от числа студентов, для которых совет родителей имел значение. Лишь 2,9% из студентов отметили влияние советов матери на выбор профессии, причем половина при условии, что они отрицают наличие фигуры отца (ответом на все вопросы, касающиеся отца, является прочерк). Среди девушек, выбравших техническую профессию, указывался как значимый совет матери в 3,9% ответов.

Совет родителей Совет отца Совет матери

Юноши 19,6% (от общ. числа) 52,4% 2,9%
Девушки 37,9% (от общ. числа) 58,2% 3,9%

Советы других родственников соответственно составили 15% и 20%. Причем среди перечисленных встречаются практически все имеющиеся родственники, при этом предпочтения по полу не выявлено (упоминаются как братья, так и сестры, как дяди, так и тети и т.д.), однако все респонденты отмечают принадлежность упоминаемых родственников к избранной профессии.

Проанализировав анкеты и тексты студентов, выбравших технические специальности, можно утверждать, что только 3,8% респондентов принимают во внимание при выборе профессии сведения о семейной династии (то есть принадлежности к одной профессиональной группе хотя бы трех поколений семьи).

При помощи проективной методики «Кинетический рисунок семьи» нам хотелось выявить, с кем идентифицируют себя студенты, чья профессиональная принадлежность для респондента важнее, также нас интересовало эмоциональное отношение испытуемых к членам семьи. По данной методике нами не выявлено достоверных различий: 1) в отношении к разным членам семьи (за исключением небольшого количества рисунков, на которых изображены сиблинги); 2) в изображении профессиональной деятельности и домашних занятий родителей между мужской и женской выборкой. Однако в рисунках можно отметить проблемы в общении, трудности в коммуникациях между членами семьи, разобщенность, отсутствие общности с семьей. Об этом свидетельствуют рисунки, на которых респонденты не изображают себя – таких 62%, отделяют членов семьи друг от друга предметами или помещают их в отдельные отсеки, капсулы, первым изображают животное или телевизор.

Методика «Незаконченные предложения» содержит блоки, дающие представление об отношении респондентов к родительской семье, к родителям, к их профессиональной деятельности. Мы попытались выяснить, есть ли корреляционные зависимости между этими представлениями и предрасположенностью к каким-либо типам профессий, то есть может ли влиять родительская семья в восприятии респондента на его профессиональные предпочтения. Проведенный корреляционный анализ выявил взаимосвязи в женской выборке:

а) положительную - между отношением к отцу и типом профессии «человек-техника»;
б) отрицательную – между отношением к работе матери и типом профессии «человек-техника».

В мужской выборке между отношениями к семье, родителям, их профессии, а также драйверным поведением и предрасположенностью к каким-либо типам профессий, другим видам деятельности выявлены следующие корреляционные зависимости:

а) положительная – между отношением к семье и к учебе;
б) отрицательная – между драйвером «Радуй других» и типом профессии «человек-художественный образ».

Корреляционный анализ показателей по различным методикам и опроснику «Интроецированный образ родителей» выявил взаимосвязи:

а) положительную между блоками «поддержка, одобрение» и «изоляция, уход» в образе отца и драйвером «Радуй других» в мужской выборке;
б) отрицательную между блоком «поддержка, одобрение» в образе отца и типом профессии «человек-человек».

Таким образом, мы можем сделать вывод о влиянии родительской семьи при выборе технической специальности. Причем студенты отмечают лишь влияние советов родителей при выборе и влияние их профессии на свой профессиональный выбор, что позволяет говорить об осознании только этих факторов как влияющих на выбор технической профессии, при этом особо отмечается в основном совет (или настояние) отца по выбору профессии, в то время как отдельно совет матери практически не упоминается. Однако статистический анализ данных показал, что помимо осознанных факторов, на профессиональный выбор оказывает влияние образ родителей и отношение к ним – поддерживающий, одобряющий образ отца снижает выраженность профессиональной направленности типа «человек-человек», положительное отношение к отцу и отрицательное отношение к работе матери взаимосвязаны с интересом к профессиям типа «человек-техника» у девушек.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской

Нужен ли психолог... новорожденным?!

Одной из самых частых причин обращения к детскому психологу сегодня стали вопросы, касающиеся проблем в развитии или обучении ребенка. Задержки в речевом или психическом развитии детей, трудности дошкольной подготовки или школьного образования – вот то, что последнее время беспокоит очень многих родителей. Однако многолетний опыт специалистов, работающих с маленькими детьми показывает, что большинство проблем подобного рода можно избежать при своевременном обращении за помощью к профессионалу. Ведь всем известно, что легче предотвратить ошибки, чем их исправлять.

К сожалению, еще многие врачи и педагоги уверены, что в раннем детстве психолого-педагогическая помощь ребенку не требуется, при этом убеждая родителей, что до трех лет можно подождать, ничего не предпринимая (если, в общем, ребенок здоров), волноваться не стоит, и малышу, кроме медицинского наблюдения, другие специалисты попросту не нужны. Кроме того, и среди родителей распространено мнение, что до трех лет по поводу трудностей в поведении, или задержки речи, или незначительного отставания в развитии можно не переживать. Многие взрослые убеждены, что мальчики всегда позже начинают разговаривать, что есть просто «ленивые» или упрямые дети, существуют много других мифов и заблуждений в вопросах воспитания и развития детей раннего возраста. Согласна, что переживать и волноваться не нужно. Однако "ждать, ничего не предпринимать, не спешить, может, само пройдет" ни в коем случае не следует.

Существует и другая крайность – мнение о том, что малыша с рождения необходимо обучать чтению, счету, иностранному языку, всему, что поможет полностью и своевременно реализовать его способности. Такой подход к воспитанию опирается на справедливое утверждение об уникальности периода младенчества, когда мозг ребенка «запрограммирован» на обучение и обладает поистине феноменальными возможностями.

Можно предположить, что, как и в большинстве случаев, истина лежит где-то посередине. И такой «золотой серединой» для крохи станет создание родителями условий, в которых малыш сможет полностью и своевременно реализовать свои способности. Прежде чем сын или дочка будут готовы к активному усвоению информации, обязательно должен пройти некоторый период ее пассивного восприятия. Например, активному освоению ребенком речи предшествует долгий подготовительный этап, который начинается еще в утробе, когда развиваются органы слуха, и продолжается в течение первых полутора-двух лет жизни. В это время формируются отделы мозга, отвечающие за понимание и воспроизводство речи. Малыш впитывает информацию о языке и начинает говорить тогда, когда они сформируются. Однако если в этот период родители не смогли создать нужной языковой среды, время будет упущено, придется прилагать дополнительные усилия, предпринимать активные действия для того, чтобы научить ребенка говорить грамотно, избежать сложностей в освоении чтения и письма.

Наверное, на теме задержки речевого развития детей стоит остановиться, т.к. сегодня это одна из самых частых причин обращения к психологу, абилитологу или логопеду. К сожалению, родители приводят ребенка к специалисту часто лишь тогда, когда проблема стала очевидной. Однако раннее обращение за консультацией и помощью дает семье намного больше шансов справиться с трудностями, преодолеть задержку развития речи практически без последствий. Поэтому рекомендую родителям насторожиться и привести ребенка к специалисту, если:

  • в 6 месяцев у малыша не появился лепет, т.е. ребенок не «поет», меняя интонацию;
  • в 10 месяцев не произносит слоги «ба», «да», «ка» и т.п., не может повторить за взрослым звукосочетания;
  • к 12 месяцам ребенок не использует ни одного слова для общения, не понимает отдельных часто используемых слов и инструкций взрослого;
  • к 20 месяцам не может произнести 10 осмысленных полных слов, не выполняет простые инструкции, не пытается складывать фразы из двух-трех слов или звукоподражаний.

В Канадском руководстве для родителей приводятся полезные советы для грамотного общения с ребенком. Вот они:

  • повторяйте звуки и действия ребенка, но и добавляйте к ним нечто новое;
  • интерпретируйте то, что ребенок пытается вам сообщить, т.е. говорите за него то, что бы он сказал, если бы умел говорить;
  • указывайте на объекты, о которых вы говорите ребенку;
  • называйте имена людей и названия объектов, к которым ребенок проявляет интерес;
  • говорите простыми фразами о том, что сейчас происходит;
  • подчеркивайте ключевые слова;
  • повторяйте одно и то же несколько раз.

Для своевременного развития речи мама, папа и другие взрослые, окружающие ребенка, должны постоянно общаться с ним, стремясь вызвать ответную реакцию. Если мама необщительна и не отвечает на попытки ребенка установить с ней контакт, это вредит развитию общения, а потом и речи ребенка. Но плохо также, когда мама слишком активна и не только задает вопросы ребенку, но сама тут же отвечает на них.

Существуют также рекомендации для своевременного решения и других вопросов, касающихся воспитания и развития малышей раннего возраста. Здесь необходимо также сказать, что развитие малыша зависит во многом от отношений в семье. Особое значение при этом имеют следующие данные:

  • неприятие со стороны мамы или папы
  • неполная семья
  • конфликтные взаимоотношения в семье
  • воспитание в двух домах с разными правилами, стилем общения и прочее
  • резкая смена режима, условий, типа воспитания;
  • несогласованность в воспитательных позициях родителей.

Американский психолог, доктор философии Линда Акредоло приводит данные такого эксперимента: мамы малышей отвечали на вопрос, когда ребенок, по их мнению, начинает осознавать окружающую действительность. Большинство из опрошенных указали возраст около двух месяцев, 13% респондентов считали, что с рождения, 36% – старше двух месяцев. Дальнейшие исследования показали, что к году уровень интеллектуального и психомоторного развития был выше у детей, чьи мамы уверены в раннем развитии своих деток. И это понятно - чем сильнее уверенность матери в раннем осознании ребенком окружающего мира, тем она отзывчивее. Такие мамы чаще и больше разговаривали с детьми, обеспечивали игровой материал, придумывали развивающие упражнения.

Вне зависимости от состояния ребенка, от образования мамы и папы, от их опыта, большинство родителей чувствуют себя неуверенно, их мучают сомнения относительно своих родительских способностей, им кажется, что они не всегда справляются со своими обязанностями. Ведь родительский труд - самая сложная работа, не знающая отпуска и выходных, не дающая возможности повышения квалификации или профессиональной переподготовки. И, конечно, родителям нужны помощь и поддержка опытных специалистов.

Сегодня, к счастью, уже появились квалифицированные специалисты, считающие, что помощь в развитии ребенка должна начинаться как можно раньше, чтобы малыш уже с рождения мог задействовать весь имеющийся у него потенциал к развитию или до того, как могут проявиться отставание или нарушения в его развитии. Не откладывайте решение вопросов воспитания и развития ребенка до наступления трех лет, с помощью специалиста

Вы легко сможете избежать каких-то промахов в воспитании ребенка, разрешите свои сомнения, узнаете о разнообразных возможностях сопровождения в развитии Вашего малыша.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской

Почему так трудно быть отцом в современной семье

В последнее время многие отечественные исследователи все чаще стали обращаться к теме отцовства, хотя еще двадцать лет назад невозможно было найти серьезные российские публикации на эту тему. Сегодня большинство авторов сходятся в том, что отцовская роль становится все более сложной, проблематичной, противоречивой. Портрет отца-современника всё больше отличается от культурно-исторического, символического образа отца, «нарисованного» нами с помощью классических трудов по психологии, с помощью образов в исторической и художественной литературе.

В обществе с патриархальными взглядами отец – это образ, означающий закон, высший авторитет, неограниченную власть, воплощение самой божественности. Кажется, что он всегда должен быть рассудительным, сильным, всезнающим, большим, всемогущим, стабильным, непоколебимым и надежным. И от современного отца до сих пор ожидается, что в семье он сможет быть примером эмоциональной прочности, мужественности, героической храбрости, надежным добытчиком, имеющим высокие карьерные достижения. Последние десятилетия к отцам, наряду с этими "классическими" требованиями, обращены и новые притязания: теперь от него ждут эмоциональной открытости, активной вовлеченности в воспитательный процесс; теперь он не может перекладывать заботу по уходу о ребенке на жену, которая также требует от него быть не только защитником и опорой, но и верным другом, внимательным собеседником, помощником по хозяйству.

Понятно, что справиться с такими разнонаправленными требованиями любому будет нелегко. Наверное, поэтому один из самых распространённых стереотипов, появившихся во второй половине прошлого века, - слабость и неадекватность современных отцов. При этом проблематика, связанная с функцией отца в семье, оказывается до сих пор не столь существенна в научной и популярной литературе, как исследования материнского аспекта в воспитании ребенка. Однако изменения в практике поведения мужчин и отцов давно стали очевидны. С одной стороны мы наблюдаем болезненное расставание с давно сложившимися культурными традициями. Мы видим, как отец начинает брать на себя в семье традиционные функции матери, а также начинает примерять на себя традиционно "женские" качества, такие как мягкость и сговорчивость, нежность и чувствительность. Теперь от современного отца ожидается, что он будет в состоянии перерезать пуповину, спеть колыбельную, приготовить для малыша смесь или кашку, выбрать в магазине брючки и ботиночки нужного размера, заплести косички и завязать бантики. В общем, иногда кажется, что современный отец – это мать мужского пола. При этом, с другой стороны, социум не готов принимать такого мужчину как достойного члена общества. Ведь до сих пор считается, что быть исключительно отцом-воспитателем – не очень прилично, вести домашнее хозяйство – недостойно, ставить во главу угла семью, отказавшись от карьеры, и получать меньше жены – непрестижно.

Половой символизм и стереотипы маскулинности /фемининности оказываются настолько неизменными, глубоко закреплёнными в психологических структурах и поведенческих особенностях социальных групп, что отражаются не только в обыденном сознании и в художественной культуре общества, но даже многие профессиональные психологи привыкли считать половые особенности однозначными, намертво связанными с половой принадлежностью индивида. Индивидуальные различия и свойства мужчин и женщин в любом обществе обусловлены, прежде всего, полоролевой дифференциацией общественной деятельности. Сегодня половое разделение труда потеряло прошлую жёсткость и однозначность, количество исключительно мужских и женских занятий заметно уменьшилось, а взаимоотношения мужчин и женщин в социуме становятся всё больше равноправными. Совместная деятельность нивелирует традиционные различия в нормах поведения, что влечёт за собой перемены и в культурных стереотипах маскулинности и фемининности. Но эти стереотипы, несмотря на их изменяемость в принципе, заметно отстают от реальных сдвигов в общественном сознании. Неопределённость ролевых ожиданий вызывает у многих психологический дискомфорт и тревогу.

Изменение стереотипов, символического понимания мужской и женской роли не могут не сказываться на понимании семейных отношений, сути отцовства и материнства, социально-нравственных норм родительства. С точки зрения обыденного сознания понятие отцовства и материнства очерчены предельно чётко: родительская любовь – это нечто само собой разумеющееся, а её отсутствие – просто патология; мать является естественно предопределённым воспитателем ребёнка, нежным, терпеливым и ласковым, а отец – грозный, неприступный, холодный и, одновременно, заботливый пример для подражания. Символический, мифический отец внушает страх и беспомощность, желание подчиниться. Одновременно с этим его любят, тянутся к нему, ищут защиты. В современных условиях также значительно меняется и незыблемая материнская роль. Современная женщина всё чаще хочет расширить своё амплуа «верная супруга и добродетельная мать», она стремится к профессиональным достижениям, материальной и социальной независимости, карьерному росту, общественной значимости. Одновременно с тем, что матери стали уделять в среднем меньше времени своим детям, отцы увеличили общение с ребенком не только количественно, но расширили и репертуар взаимодействий с ним. Все это требует от современного отца новых, несвойственных его традиционному мужественному образу,  психологических качеств.

В патриархальном обществе, на нормы которого мы все еще ориентируемся, учиться отцовству было не нужно. Натуральное хозяйство позволяло ребенку усваивать как само собой разумеющееся и отцовскую, и материнскую роли. Промышленная революция «отняла» у семьи отца, который превратился в отсутствующего добытчика, и учиться отцовству стало просто не у кого. Отечественная история ХХ века усугубила такое положение отцовства, не просто отдалив его из семьи на производство, но и физически уничтожив (в мировых, гражданских, локальных войнах и репрессиях) возможность не только увидеть исполнение отцовской роли, но и самого исполнителя. Думается, что неудовлетворенное желание общения с отцом не только глубоко травмирует ребенка, но и лишает его практической подготовки к будущей работе «быть отцом». Кроме того, для нескольких поколений, не видевших или мало знавших своих отцов, могла казаться заманчивой теория о необходимости лишь института материнства и социальной случайности, необязательности отцовства. В сегодняшних условиях также еще многие отцы выбирают для себя роль "отсутствующего": он уходит засветло, целый день занимается чем-то очень важным и возвращается, когда ребенок уже спит. Такой папа становится непонятным, таинственным, мифическим существом, теряя возможность будущего близкого контакта с ребенком, возможность серьезного влияния и глубокого понимания своих детей.

Сложность выбора своей отцовской роли усугубляется и эмпирическими исследованиями. Специалисты в области семейной психологии считают, что образ отца становится для ребенка патогенным как в случае его грозного, устрашающего, карающего характера, так и в случае, если образ отца будет всепрощающим, слишком мягким, эмоционально нестабильным, поощряющим вседозволенность.

Таким образом, трансформация отцовства в наши дни базируется на столкновении  традиционалистских установок патриархальных сценариев, где отец взирает на семью со стороны, с эгалитарными (уравнивающими) взглядами, одобряющими мужчин, активно вовлеченных в семью и взаимодействующих с детьми. Становится понятным, что изменение представлений о роли отца в современном обществе имеет глубокие культурно-символические и исторические корни, поэтому с таким трудом каждому современному отцу приходится самостоятельно искать свой путь, преодолевая сложившиеся социальные противоречия, внутренние конфликты и кажущуюся невозможность изменить привычные способы взаимодействия в семье на те, которые близки и необходимы именно ему - уникальному современному отцу, в котором так нуждаются его собственные уникальные дети.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской

Как помочь ребенку стать первоклассником.

Многие родители задолго до 1 сентября задумываются о том, насколько их ребенок готов к школе. Думаю, что готовить ребенка к успешной адаптации лучше начинать как можно раньше, и неоценимую помощь в этом может оказать не только специалист, но и сами родители.

Адаптация – это приспособление, привыкание к любым новым условиям.  То есть абсолютно нормальный, знакомый каждому, кто встречался в жизни с чем-то новым, процесс. Однако каждому человеку, взрослому или ребенку, нужны свое время, свои ресурсы, свои методы, чтобы привыкнуть к новой роли, научиться соответствовать новым требованиям.

Что может помешать ребенку освоиться в новой роли школьника? Большинство дошколят с нетерпением ожидают дня, когда они впервые пойдут в школу. Но затем эмоциональная приподнятость, радость новизны исчезает, ребенок сталкивается с трудностями: новые отношения, новые обязанности, всё теперь подчиняется учёбе, школьным делам. Не у всех все сразу получается. Адаптацию может усложнить, во-первых, любые дополнительные нововведения: переезд, ремонт, новая няня, новый кружок и т.п. – все это может стать дополнительным грузом для новоиспеченного первоклассника. Ведь каждое «новшество» потребует от него своего адаптационного процесса. Во-вторых, основной причиной затрудненной адаптации может явиться низкая школьная готовность. И с этим вопросом бывает разобраться сложнее. Многие родители связывают готовность к школе или с возрастом ребенка, или с тем, чему уже научился малыш: умеет ли он считать, читать, писать. Но в структуре школьной готовности умениям и навыкам отводится далеко не первое место, а хронологический возраст ребенка часто не соответствует психологическому или биологическому. Готовность к школе не означает лишь умение читать, писать или считать; готовность к школе – это готовность научиться новому.

Прежде всего, в школьной готовности выделяется физиологический и психологический аспект. Если с физиологической готовностью может помочь определиться врач, то психолог, понятно, занимается диагностикой и развитием второго компонента, который включает в себя интеллектуальную (кругозор, уровень развития познавательных процессов, речи), личностную (отношение ребенка к школе, к учебе, к самому себе, уровень развития мотивации и пр.), эмоционально-волевую (умение ставить цель, намечать план действий, работоспособность, самоконтроль) и социальную (способность общаться с другими детьми и взрослыми) готовность.

Родители могут самостоятельно понаблюдать за ребенком и приблизительно оценить его готовность к школе. Если ваш ребенок самостоятелен, сам убирает игрушки, бережно относится к вещам, легко вступает в контакт со сверстниками и взрослыми, может без напряжения заниматься около получаса каким-то делом, требующим усидчивости, а, главное, мечтает скорее пойти в школу, чтобы узнать что-то новое, научиться чему-то, найти друзей – можно предположить, что ребенок готов к школе. Если же родителям кажется, что не все идет гладко, они могут попытаться помочь своему малышу пройти будущую адаптацию к школе безболезненно.

Правда, единых «рецептов» здесь нет. Лучше понять, что может помочь именно вашему ребенку. Одно можно сказать наверняка: помощь будет тем эффективнее, чем раньше она начата. Как минимум за год до поступления в первый класс необходимо уделить внимание формированию школьной готовности, о которой говорилось выше.

Будущему первокласснику может помочь:

  • знакомство с учебным процессом: в последнее время большинство учителей и родителей считают обязательным перед школой посещать курсы для будущих первоклассников. Конечно, курсы – это не плохо, но можно это сделать и дома в игровой форме: пусть мама, например, сыграет роль учительницы, а папа – соседа по парте, можно поиграть в школу с приятелями ребенка;
  • знакомство с будущей школой: пройдите с ребенком по зданию, чтобы ребенок заранее узнал, где находится туалет, спортивный зал, столовая, медицинский кабинет и др.;
  • знакомство с кем-то из будущих одноклассников: наверняка перед началом занятий будут проводиться собрания для родителей – обменяйтесь телефонами с кем-то из пап и мам, договоритесь встретиться на детской площадке;
  • знакомство с учителем: часто родители выбирают для ребенка хорошую школу, но, думаю, дело не в регалиях учебного заведения, а в людях, с которыми встретится ребенок. Поэтому выбирать лучше не школу, а учителя. Стоит познакомиться с ним заранее, понять, сможете ли вы ему доверять, подходит ли он именно вашему ребенку;
  • подберите ребенку подходящие спортивные занятия и установите режим дня заранее: если ребенок недостаточно физически развит, знания и умения принесут ему не так много пользы.

Когда сентябрь позади, и все вроде бы идет гладко, не торопитесь "забывать" о школьных делах ребенка. Неблагополучие может заявить о себе еще в течение полугода. Хорошо, если ребенок сам скажет об этом. Он может заявить, что в школу больше не пойдет, или сообщит о неприятии отдельных составляющих школьного процесса. Но иногда трудности проявляются не так явно – ребенок начинает болеть чаще, чем обычно, ему снятся «плохие» сны или он часто просыпается, не может уснуть. Родители могут заметить, что ребенок стал плаксивым, непослушным, упрямым, капризным, а иногда и агрессивным. Или наоборот: молчаливым, грустным, вялым. Вы можете услышать негативные характеристики в адрес школы, учителей, одноклассников, или  ребенок не хочет делиться своими впечатлениями о проведенном дне, хочет отвлечь от разговоров о школе, переключить внимание на другие темы. Однако напомню: адаптация – нормальное явление. И если такие симптомы продолжаются в течение пары недель-месяца, то беспокоиться не стоит. Если же подобные признаки дезадаптации продолжаются дольше двух месяцев, если вы чувствуете, что с ребенком происходит что-то странное, значит, пора принимать меры.

Конечно, можно обратиться к психологу. Но родители здесь также могут помочь первокласснику. Прежде всего, нужно понять, что рядом с вами находится человечек, у которого сейчас в жизни трудный период, поэтому первое, в чем он нуждается – это поддержка.

Также могут помочь следующие рекомендации:

  1. Не раздражайтесь. Постарайтесь поменьше сердиться, раздражаться, наказывать, критиковать. Если у ребенка не всё получается, не лишайте его любви, которая не зависит от его успехов, ваши спокойствие и уверенность помогут ему справиться с трудностями.
  2. Слушайте своего ребенка внимательно. Не запрещайте ребенку говорить о любых своих чувствах. Не спрашивайте ребенка об оценках (даже если это пока только кружочки, звездочки или смайлики), о его поведении в школе – чем больше вы готовы услышать, тем больше вы узнаете о том, что важно для вашего первоклассника.
  3. Помогите ребенку снять напряжение, расслабиться. Вы хорошо знаете своего ребенка, поэтому легко найдете для него успокаивающие приемы: ванна, песенка или сказка на ночь. Для деток в этом возрасте еще очень важен физический контакт с вами: обнимите лишний раз, прижмите к себе, поцелуйте, сделайте поглаживающий массажик спинки.
  4. Занимайтесь с ребенком тем, что ему интересно. Школьных занятий в первом классе для него достаточно. Если все же домашние задания уже есть, постарайтесь уделять им как можно меньше времени (не более часа). Одно уточнение: совместный «отдых» у компьютера или телевизора - это дополнительная нагрузка на нервную систему ребенка.
  5. Больше гуляйте, обеспечьте ребенку продолжительный сон, дайте ребенку возможность попрыгать, подвигаться, потанцевать – подвигаться вволю.

Если адаптация прошла успешно, то вы сможете это оценить по следующим признакам:

  • у ребенка по большей части хорошее настроение
  • он спокойно спит
  • ему нравится в школе, он учится с удовольствием
  • доволен отношениями с одноклассниками и учителями
  • уверен в себе и не испытывает страх – значит, сложный период привыкания к школе закончился.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской