Нужна поддержка

Когда нужна консультация семейного психотерапевта?

Консультация семейного психотерапевта показана, когда основная сложность касается взаимодействия между членами семьи, и есть желание это взаимодействие наладить, сохранить семью и получить от нее максимум удовольствия и поддержки.

Наиболее частыми причинами обращения к семейному психологу являются:

  • семейные конфликты, кризисы, частые ссоры;

  • развод; угроза развода

  • супружеские измены;

  • проблемы родителей, связанные с воспитанием детей;

  • конфликты между детьми;

  • сексуальные проблемы;

  • Семейные перемены (рождение ребенка, создание новой семьи, развод, выход на пенсию и др.)

  • Кризис после смерти одного из членов семьи и т.д.

Так-же существуют неочевидные причины обращения:

  • Непослушный ребенок;

  • Психосоматические расстройства;

  • Психическое заболевание одного из членов семьи;

  • Невротическое расстройство;

  • Различные формы зависимости;

  • Проблема бесплодия, ЭКО, усыновление

Семейный психотерапевт помогает членам семьи найти общий язык и находить решения, устраивающие все стороны. Консультации психолога для родителей помогут увереннее чувствовать себя в общении с детьми. С его помощью вы сможете договориться с супругом, избавиться от напряжения и недовольства друг другом, которые часто ведут к конфликтам, изменам и распаду отношений.

Сроки и порядок работы

Семейная психотерапия чаще направлена на то, чтобы справиться с конкретными трудностями и проблемами, решить ограниченный список вопросов. Поэтому семейная психотерапия, как правило, - это краткосрочная форма работы. Частота встреч – один раз в неделю. Продолжительность работы обычно– от 3-5 консультаций до 15-20.

На первой встрече мы определяемся с кругом проблем и вопросов, которые стоят перед супругами, родителями, исследуем семейную ситуацию и принимаем решение, относительно того, насколько перспективна дальнейшая работа со всей семьей/ с обоими супругами. Продолжительность как первой, консультативной, так и последующих встреч составляет 90 минут.

Дальнейшая работа направлена на изменение взаимодействия внутри супружеской пары/семейной системы. Задача семейной психотерапии – не решать проблемы каждого отдельно взятого члена семьи, а помочь выстроить паттерны семейного общения таким образом, чтобы это было на пользу всей семье и каждому ее члену в отдельности.

2015 © Оксана Ефимова-Резниченко. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Оксаны Ефимовой-Резниченко

Признаки суицидальных настроений

Для родителей важно вовремя заподозрить у подростка суицидальные тенденции.

Признаки тревожных мыслей у школьника:

  • стал замкнутым, неразговорчивым;

  • скрывает от родителей и других членов семьи свои личные контакты;

  • предпочитает разговаривать по телефону без свидетелей;

  • у ребёнка изменились привычки, сон, аппетит;

  • окружающих беспокоят его повышенная возбудимость, либо, наоборот, апатия, депрессия;

  • во сне он вскрикивает, разговаривает, ворочается с боку на бок.

Помощь подростку с суицидальными мыслями

Родители не смогут сами разобраться с возникшими особенностями поведения ребёнка, поэтому они должны вовремя показать его компетентному специалисту. Подростковый суицид можно успешно предотвратить.

К сожалению, душевная патология встречается всё чаще, в силу особенностей современной жизни. Даже при отсутствии психического заболевания человек может покончить с собой в минуту отчаяния. Более того, когда эксперты анализируют суицидальные случаи, более 60% самоубийств совершают психически нормальные люди. Подростковая депрессия вызывает у ребёнка чувство безысходности и неисправимости ситуации, хотя взрослый человек в подобном случае (с высоты собственного жизненного опыта) разумно предложит несколько вариантов выхода из создавшегося положения. Современные дети часто не доверяют родителям, а могут открыться малознакомому человеку, стать с ним максимально откровенным. Если этим человеком станет грамотный психотерапевт, он сможет сохранить начинающуюся жизнь и поможет избегать суицидальных мыслей в будущем.

«Безвыходное» стечение обстоятельств всегда можно успешно преодолеть. В том числе с помощью современных психотропных препаратов. Назначать их должен компетентный специалист — сертифицированный доктор-психиатр. Он успокоит отчаявшегося ребёнка, вселит веру в него самого и в его родителей.

Не секрет, что попытка самоубийства у подростка чаще происходит, когда он постоянно наблюдает семейные ссоры и скандалы. В благополучных семьях ребёнку не демонстрируют мелкие неурядицы, разумно оставляя его в неведении, что не травмирует неокрепшую психику. Это является хорошей профилактикой подростковой депрессии. Если скрыть семейные ссоры не удаётся, лучше поскорее обратиться к подростковому психотерапевту. Специалист всегда найдёт нужные слова утешения, предварительно протестировав пациента.

Семейная психотерапия приносит стойкие позитивные результаты. При необходимости будут назначены лекарственные препараты, которые гарантируют сохранение жизни полноправному члену общества. Единичная попытка самоубийства у подростка (при правильном психотерапевтическом подходе) больше никогда не повторится.

2015 © Оксана Ефимова-Резниченко. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Оксаны Ефимовой-Резниченко

Если нет острой проблемы или переживания – имеет ли смысл обращение к психологу?

Часто наш день заполнен таким количеством дел, что сложно не только решиться на то, чтобы выкроить время для себя самого, но и даже для того, чтобы почувствовать, что есть нужда его выкроить. Мы делим проблемы на "достойные" и  "недостойные" внимания, в зависимости от их актуальности прямо сейчас. В итоге, мы имеем целый перечень "достойных внимания" проблем (как правило, это проблемы, связанные с острыми переживаниями или теми обстоятельствами, которые требуют нашего мгновенного реагирования), в то время как "недостойные" не признаются актуальными и копятся, превращаясь в хронические, где-то на задворках нашего сознания. Если посмотреть на наши планы на день, то станет очевидно, что в их списке основное место занято исключительно актуальными вопросами. Другое дело - что для кого актуально...

А что в Вашем списке дел на сегодня?

Не факт, что он у Вас буквально имеется, этот самый список. Ну, в традиционном виде, составленный на бумаге или в ежедневнике. У кого-то - есть, у кого-то – нет. Но в реальности этот список существует. Достаточно лишь спросить себя, какие у Вас планы на сегодня или, еще более верный способ, спросить себя вечером этого дня: «Чем я сегодня занимался? Чему посвятил время?», и Вы сразу увидите, что СПИСОК СУЩЕСТВУЕТ. Что в нем, как правило, оказывается?

Так или иначе, под разными всевозможными формулировками в виде: «позвонить», «сделать», «составить», «встретиться» и «посетить», фактически, большая часть его может быть переформулирована следующим образом:

  • "порадовать" супруга (партнера),
  • позаботиться о родителях,
  • проконтролировать  детей,
  • поддержать друзей,
  • выполнить обязательства перед коллегами и деловыми партнерами,
  • ответить перед кредиторами и инвесторами,
  • оправдать прочие ожидания.

Очень здорово, когда в списке находится время и для того, чтобы отдохнуть, подумать, заняться творчеством, спортом и т.п. Но часто, даже заботясь о себе, мы думаем о себе как о функции. Быть красивым, нестареющим, здоровым и успешным – часто для нас значит быть одобренным и востребованным, т.е. дальше хорошо отвечать по своим обязательствам.

Мы должны кому угодно и что угодно. Когда мы делаем всё это, мы понимаем: нас есть за что уважать, мы – личности, мы - ответственные люди. Но не упускаем ли мы из вида еще одного кредитора?

Как насчет… себя?

Что мы должны себе? Несем ли мы ответственность перед самим собой за удовлетворение наших потребностей, обретение наших смыслов, поиска наших подлинных устремлений, раскрытие своих потенциалов?

Кто должен нам? А, ну да, нам должны другие «ответственные люди». Супруги, родители, дети, друзья и т. д. Круг замкнулся. Теперь надо постоянно заботиться о том, чтобы целая армия людей обеспечивала нам все то, что нам так необходимо. К сожалению, приведенный алгоритм работы "замкнутого круга" - классическая формула созависимых отношений. Хотя, формально, такие отношения выглядят как отношения ответственного человека.  А фактически, вместо того, чтобы напрямую реализовывать себя, отвечать за удовлетворение своих собственных потребностей и свое собственное благополучие, мы нагружаем себя ответственностью за других, а сами требуем от этих самых других, чтобы они отвечали за нас. Это очень изматывает. Ведь чтобы по такой сложной схеме удовлетворять себя, нужно предпринимать «чудеса контроля»! В  результате, мы обнаруживаем себя в ловушке: колоссальная усталость от «работы над другими людьми» по получению от них нашего собственного удовлетворения. От нас зависит их благополучие, а наше благополучие – зависит от них.

Взаимная забота друг о друге – это действительно прекрасно и сопутствует подлинной близости. Проблемы наступают лишь тогда, когда забота друг о друге стала не результатом близости, а причиной зависимости друг от друга. А это происходит тогда, когда мы отказались от идеи отвечать за свою жизнь перед самим собой. Мы не знаем ни своих потребностей, ни своих истинных мотивов и целей. Но мы точно знаем о том, что мы должны делать. Странно, правда?

Но когда и как это успело произойти? Почему мы не замечаем этой метаморфозы. Такое благое "начинание", именуемое ответственностью, предстает перед нами в какой-то момент не самой лучшей стороной - созависимостью. Ну вот оно так и застает нас врасплох, благодаря "незаметным" проблемам. Еле заметное неудовольствие, еле заметное раздражение и т.п. могли бы стать для нас сигналом о том, что наши границы нарушены. Но мы самоотверженно игнорируем эти сигналы, ведь невозможно реагировать на каждое неудовольствие! Это действительно так. Совершенно необязательно при малейшем дискомфорте заниматься анализом. Но важно все-таки это когда-то делать и особенно важно обращать внимание на повторяющиеся сигналы.

Привычка игнорировать нарастающее раздражение и усталость, со временем прогрессирует. Проигнорированные эмоции накапливаются, и через какое-то время, мы начинаем (или не начинаем - зависит от способности накапливать, распознавать и идентифицировать свои чувства) догадываться, что не совсем своим целям следуем. А дальше - больше: не совсем свою жизнь проживаем. Но, оборачиваясь по сторонам с немым вопросом: "Это кто-то кроме меня еще видит?", замечаем что все вокруг "живы-здоровы", так же как и Вы, отчитываются по своим обязательствам, да еще и с прокачанным "позитивом". Значит, это с Вами что-то не так? Итак, чему доверять: собственным ощущениям или спокойствию системы вокруг, которая призвана сохранять стабильность. Любая система сопротивляется изменениям: семейная, система ценностей, система отношений. В этом нет ничего плохого. В этом - великая забота системы о нашей стабильности и опоре. Главное, осознавать свое место в системе для того, чтобы можно было свободно выбирать как вам поступать со своей жизнью. А для этого придется внимательней отнестись к себе.

Маячком, сигнализирующим нам о том, что мы в каких-то не очень «правильных» отношениях с самим собой, является наша перманентная усталость и отсутствие радости, присутствие изрядной доли напряженности и наличие свербящего ощущения «что-то не то». Проблема в том, что нам некогда додумать до конца: что там "не так", ибо надо срочно бежать и исполнять "свой долг", "нести ответственность", «самоотвергаться» (от слова «самоотверженность») и т.п. Иначе говоря, делать все эти привычные «уважаемые» и «одобряемые» вещи. Но главное препятствие для того, чтобы задуматься над причинами происходящего или обратиться за помощью к психологу, заключается в именно в этом: "формально – все в порядке". Фраза "Никто не умер" - любимый маркер отсутствия проблем вообще.

Знакомо вам такое чувство во сне: когда вроде бы все нормально, никто вокруг Вас ничему не удивляется, а только внутри Вас еле-еле скребет ощущение «что-то не то». Вы никогда во сне не вспомните, как вы оказались в том месте, где оказались. Вы просто обнаруживаете себя где-то, но не можете вспомнить, отчего вы здесь. При этом, вам не кажется это чем-то необычным. А ведь это так, это действительно НЕОБЫЧНО и СТРАННО, но Вы не сосредотачиваетесь на этой мысли и далее следуете своему сну….

Собственно, как только вы обнаруживаете и осознаете необычность происходящего вокруг, это означает, что ваше сознание готово проснуться и вы... просыпаетесь.

Да, в реальность Вас может вернуть и будильник, и солнышко, и стук в дверь. Но от того, что будильник еще не прозвенел, содержание сна не перестает  быть чем-то «странным». Точно так же, от того, что «никто не умер», Ваша жизнь не перестает ощущаться Вами «какой-то не вполне Вас удовлетворяющей». Вы это чувствуете, но сомневаетесь, достаточно ли у Вас оснований, чтобы сосредоточиться на этом чувстве? Достаточно ли у Вас оснований для того, чтобы... попытаться "проснуться"?

Поэтому, если Вы готовы внести в свой, пусть виртуальный, список дел еще один пункт: «прислушаться к себе», то стоит прийти на прием к психологу. Даже если Вам кажется, что Вы принесете тему «не вполне достойную внимания для психологического разбирательства», поверьте, психологи смотрят на это по-другому. Психологическая реальность человека не измерима в абсолютных единицах. Только Вы знаете: есть у Вас проблема или нет, даже если не знаете – какая.

Доверяйте себе. Если Вам – плохо, есть вопросы к себе, значит Вам - плохо и у Вас есть к себе вопросы. Всё. Для этого не нужны ничьи свидетельства и список "объективно печальных" обстоятельств. Эмоциональное состояние исключительно субъективное по определению. Да, оно может быть вызвано объективными факторами, но переживается оно субъективно. Ведь и психологи не поведут Вас к некоему "стандарту позитивного человека". Психологи помогут Вам остановиться, оглядеться, прислушаться к самому себе. Ирония в том, что именно за "гомеопатическими" порциями поступающего сигнала в виде ощущения "что-то не так", скрывается колоссальный потенциал  внутренней подавленной свободы. Иногда его не так просто разглядеть без посторонней помощи.

К сожалению, жизнь невозможно остановить как в «стоп-кадре», а пока кадр замер, посидеть подумать о себе и запустить пленку дальше. Приходится подобные остановки встраивать прямо в жизнь, т.е. сделать их неотъемлемой частью обычной жизни. Остановитесь. Прислушайтесь. Выделите время для того, чтобы вдуматься и вчувствоваться в то, как Вы живете. Конечно, это можно сделать и самостоятельно, и с друзьями, но лучше это делать в «специально отведенном для этого месте». Ведь для того, чтобы действительно соприкоснуться со своей собственной жизнью, увидеть себя со стороны, Вам понадобится максимально неискажающее Вас «зеркало», освобожденное от предвзятости, оценивания и излишней вовлеченности в вашу жизнь.

2013 © Жанна Беликова. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается только при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Жанны Беликовой

Желание прервать терапию

В этой статье я буду говорить не о внезапном уходе клиента из терапии, а уходе в так называемые «кризисные моменты», когда у клиента появляется желание прервать терапию.

Мне кажется, что рано или поздно, но каждый из нас задается вопросом о том, как он меняется, что таит в себе наше прошлое, и куда он идет сегодня, чего хочет, что мог бы сделать, и почему то не решается, и много других вопросов, которые всплывают в сознании человека. Ведь так не хочется себя чувствовать безучастным свидетелем своей жизни.

Но не многие спешат к специалистам, а пришедшие часто ищут в специалисте совет о том, как стать счастливым, найти работу и не быть одиноким…

Любую серьезную работу двух встретившихся на терапии личностей: клиента и терапевта предваряет терапевтический контракт. После всех оговоренных норм и правил начинается работа. Но что же такое происходит между клиентом и терапевтом, что через некоторое время «страдающий» клиент решает прервать свою терапию. С. Гингер писал: «Важные моменты осознавания размечают нашу жизнь: расстаемся ли мы с терапевтом, завершаем ли мы отношениня с другим человеком, осознаем ли мы плодотворность того или иного способа поведения».

И размышляя на эту тему не могу не коснуться вопроса терапевтических отношений. Увидеть первые признаки рабочего альянса можно примерно на 3-6 месяце анализа. Наиболее частыми первыми признаками этого является то, что пациент замолкает, а затем. Вместо того, чтобы ждать вмешательства сам решается высказать мнение, которого он раньше избегал.

Мне кажется любопытным то, как развитие аналитического процесса представлен Фюрстенау. Он представил семь фаз, прогрессирующей модели:

  1. Аналитик играет материнскую роль в отношении пациента, он ведет себя таким образом, с целью обеспечения безопасности.
  2. Во второй фазе пациент разворачивает свою симптоматику, он еще мало интересуется пониманием бессознательных связей, но делает важные открытия в отношении надежности и уверенности аналитика.
  3. В третьей фазе обращаются к негативным аспектам ранних взаимоотношений с матерью.
  4. В четвертой фазе происходит обращение к себе, путем выявления скрытой агрессии из области ранних взаимоотношений матери и ребенка. В аналитических отношениях пациет узнает, что аналитик интересуется его скрытыми фантазиями, не навязчиво, и не заставляет его испытывать чувство вины за свои нарциссический уход.
  5. Выявляется сексуальная идентичность пациента.
  6. Фаза Эдиповой триангуляции.
  7. Завершение.

В связи с вышесказанным, можно предположить, что пациент прерывая свою терапию в той или иной фазе не находит для себя сил и мотивации разрешить конфликт той или иной ступени развития, оставаясь вне развития рабочего альянса. Например, если уход пациента происходит на первой фазе терапевтических отношений, то скорее всего можно думать о том, что клиент не получил для себя достаточно поддержки и чувства безопасности. Возможно сила фрустрации клиента не соответствует глубины доверия между ними. Эти же факторы характерны и для второго периода развития отношений, но на этом этапе важным становится процессы сопротивления и переноса. Аналитик содействует рабочему альянсу, настойчиво делая ударение на осознавание и понимание сопротивления.

Сопротивление играет роль защитных механизмов. Это сущность контроля пациента. Эти защитные механизмы направлены против ожидаемых в будущем опасностей. Сопротивление же, которое не прорабатывается, или вызывается нечуткими приемами и неуместным вмешательством, и когда оно не замечается самим терапевтом может привести к внезапному прекращению лечения. Другим важным понятием в отношениях терапевта и клиента играет перенос. Перенос в терапевтических отношениях амбвивалентен, он включает в себя позитивные, и негативные, враждебные чувства по отношению к аналитику. И если пациент считает себя обиженным, уязвленным, ненавидит аналитика и ли сильно на него раздражается, то скорее всего клиент готов отказаться от дальнейшей терапии... Зачастую, когда в терапии возникает вопрос преждевременного ухода из терапии, то это могут быть и отголоски предыдущих этапов. Обычно, проработав эти «критические моменты»  клиенты выражают удовлетворение от движения вперед.

(статья по материалам работы « Завершение отношений. Кто инициатор»)

 2015 © Кира Алёшкина. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Киры Алешкиной

Индивидуальная непереносимость... счастья

Невероятно, но факт – такое существует. Вместо радости человек испытывает состояние стресса.

Что чувствует такой человек, когда слышит о себе хорошее?

Ему одновременно и приятно, и тяжко, и как-то очень неловко. Вроде хочется, чтобы это продолжалось, но скорей бы уже закончилось. И желание слышать еще и еще перемешивается с вороватым ощущением, что это незаслуженно, и ужасно нескромно и нехорошо вот так откровенно наслаждаться происходящим. Совершенно невозможно спокойно слушать и принимать эти слова. Немыслимо просто все это себе забрать и на этом остановиться. Нет, нужно срочно что-то делать в ответ: улыбаться, говорить, благодарить. 

Именно делать. Потому что Делание – универсальное спасение от простого Быть. А в данном случае Быть с любовью другого человека к себе – очень трудно. 

Поэтому лучшее скорее начать отвечать, не дав человеку договорить. Своим потоком благодарности заставить его замолчать и избавить себя от этой неловкости – принимать внимание в свой адрес. Сделали подарок – надо срочно что-то подарить в ответ. Сказали комплимент – слов благодарности больше, чем сам получил. И успокоение наступает только после того как удается причинить ответное добро.

Или, например, мужчина любит женщину. Искренне и глубоко. А что с женщиной в это время творится?

«Меня любить нельзя. И такой хороший мужчина не может меня такую любить. Значит он:

  • не любит (обманывает, хочет использовать),
  • любит, но ошибается (вот узнает какая я и сразу разлюбит),
  • с ним что-то не так (самый эффективный способ нейтрализации хорошего мужчины – найти в нем изъян)»

Психологический смысл этих действий – скорее вернуть назад то хорошее, что человеку хотели дать. Ничего себе не оставив, вновь оказаться с невосполненной потребностью в любви и принятии. Ведь жить с дефицитом внимания привычно и знакомо. И хоть тяжело, но переносимо.

Хочет человек любви на самом деле? Очень хочет! Только взять не может. Неизвестно, что для него тяжелее – если никто на него внимания не обратит, или если, не дай бог, его заметят. Вот и получается, что он как будто голодает в окружении разнообразных ароматных блюд. 

Много и часто говорится про «умение отдавать»... Но если присмотреться внимательнее, то с "умением брать" (получать, оставлять себе) все тоже совсем не так просто, как кажется. Оказывается, совсем недостаточно другого человека, который хочет и может подарить свое внимание. Необходимо что-то иное для того, чтобы напитаться любовью.

Что же это?

Дело в том, что человек, выросший в дефиците любви и тепла, неосознанно будет повторять такие отношения в дальнейшей жизни. Он будет выбирать людей, которые его отвергают. А те, кто на самом деле его любят – ему не интересны. Он не знает, что делать с человеком, любви которого не надо добиваться, за которого не надо бороться. С человеком, который доступен, не бросает и не предает. У него всегда будет возникать скука и вопрос «и что же дальше?». Это ощущение скуки, внезапно угасшего интереса почти сразу после того, как желанный объект получен, очень характерно. Потому что то, что происходит дальше, после того, как человек завоеван – неведомо.

Таким образом, человек бесконечно воссоздает отношения, в которых рос. Если он страдал от чрезмерных запретов или принуждения, он будет вести себя таким образом, что вынудит людей вокруг себя запрещать ему что-то и принуждать к чему-то. Или будет воспринимать их абсолютно безобидные действия как запрет или принуждение. Будет искренне и неподдельно страдать, но снова и снова оказываться в этой ситуации. Таким образом, стремясь построить, наконец, желаемые отношения, он с поразительной точностью будет воссоздавать ситуации, с несчастливым концом.

Фрейд назвал этот феномен вынужденным повторением, имея в виду, что у нас есть потребность снова и снова проигрывать ситуации и отношения, которые были особенно трудны и болезненны в раннем детстве. Мы делаем это в бессознательной надежде изменить несчастливый сценарий. Однако поезд, пущенный по неверной колее, неизменно приходит в неверное место.

Для того чтобы разорвать этот круг и выйти за рамки предопределенности, человеку важно научиться видеть и чувствовать - в какой момент он выбирает не тот поворот в своей жизни. Каким образом создает условия для повторения того, к чему не хочет возвращаться. И тогда найдется множество возможностей выбрать правильный поезд, идущий в нужном направлении.

2013 © Инна Резвова. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Инны Резвовой