Поиск смысла

Если нет острой проблемы или переживания – имеет ли смысл обращение к психологу?

Часто наш день заполнен таким количеством дел, что сложно не только решиться на то, чтобы выкроить время для себя самого, но и даже для того, чтобы почувствовать, что есть нужда его выкроить. Мы делим проблемы на "достойные" и  "недостойные" внимания, в зависимости от их актуальности прямо сейчас. В итоге, мы имеем целый перечень "достойных внимания" проблем (как правило, это проблемы, связанные с острыми переживаниями или теми обстоятельствами, которые требуют нашего мгновенного реагирования), в то время как "недостойные" не признаются актуальными и копятся, превращаясь в хронические, где-то на задворках нашего сознания. Если посмотреть на наши планы на день, то станет очевидно, что в их списке основное место занято исключительно актуальными вопросами. Другое дело - что для кого актуально...

А что в Вашем списке дел на сегодня?

Не факт, что он у Вас буквально имеется, этот самый список. Ну, в традиционном виде, составленный на бумаге или в ежедневнике. У кого-то - есть, у кого-то – нет. Но в реальности этот список существует. Достаточно лишь спросить себя, какие у Вас планы на сегодня или, еще более верный способ, спросить себя вечером этого дня: «Чем я сегодня занимался? Чему посвятил время?», и Вы сразу увидите, что СПИСОК СУЩЕСТВУЕТ. Что в нем, как правило, оказывается?

Так или иначе, под разными всевозможными формулировками в виде: «позвонить», «сделать», «составить», «встретиться» и «посетить», фактически, большая часть его может быть переформулирована следующим образом:

  • "порадовать" супруга (партнера),
  • позаботиться о родителях,
  • проконтролировать  детей,
  • поддержать друзей,
  • выполнить обязательства перед коллегами и деловыми партнерами,
  • ответить перед кредиторами и инвесторами,
  • оправдать прочие ожидания.

Очень здорово, когда в списке находится время и для того, чтобы отдохнуть, подумать, заняться творчеством, спортом и т.п. Но часто, даже заботясь о себе, мы думаем о себе как о функции. Быть красивым, нестареющим, здоровым и успешным – часто для нас значит быть одобренным и востребованным, т.е. дальше хорошо отвечать по своим обязательствам.

Мы должны кому угодно и что угодно. Когда мы делаем всё это, мы понимаем: нас есть за что уважать, мы – личности, мы - ответственные люди. Но не упускаем ли мы из вида еще одного кредитора?

Как насчет… себя?

Что мы должны себе? Несем ли мы ответственность перед самим собой за удовлетворение наших потребностей, обретение наших смыслов, поиска наших подлинных устремлений, раскрытие своих потенциалов?

Кто должен нам? А, ну да, нам должны другие «ответственные люди». Супруги, родители, дети, друзья и т. д. Круг замкнулся. Теперь надо постоянно заботиться о том, чтобы целая армия людей обеспечивала нам все то, что нам так необходимо. К сожалению, приведенный алгоритм работы "замкнутого круга" - классическая формула созависимых отношений. Хотя, формально, такие отношения выглядят как отношения ответственного человека.  А фактически, вместо того, чтобы напрямую реализовывать себя, отвечать за удовлетворение своих собственных потребностей и свое собственное благополучие, мы нагружаем себя ответственностью за других, а сами требуем от этих самых других, чтобы они отвечали за нас. Это очень изматывает. Ведь чтобы по такой сложной схеме удовлетворять себя, нужно предпринимать «чудеса контроля»! В  результате, мы обнаруживаем себя в ловушке: колоссальная усталость от «работы над другими людьми» по получению от них нашего собственного удовлетворения. От нас зависит их благополучие, а наше благополучие – зависит от них.

Взаимная забота друг о друге – это действительно прекрасно и сопутствует подлинной близости. Проблемы наступают лишь тогда, когда забота друг о друге стала не результатом близости, а причиной зависимости друг от друга. А это происходит тогда, когда мы отказались от идеи отвечать за свою жизнь перед самим собой. Мы не знаем ни своих потребностей, ни своих истинных мотивов и целей. Но мы точно знаем о том, что мы должны делать. Странно, правда?

Но когда и как это успело произойти? Почему мы не замечаем этой метаморфозы. Такое благое "начинание", именуемое ответственностью, предстает перед нами в какой-то момент не самой лучшей стороной - созависимостью. Ну вот оно так и застает нас врасплох, благодаря "незаметным" проблемам. Еле заметное неудовольствие, еле заметное раздражение и т.п. могли бы стать для нас сигналом о том, что наши границы нарушены. Но мы самоотверженно игнорируем эти сигналы, ведь невозможно реагировать на каждое неудовольствие! Это действительно так. Совершенно необязательно при малейшем дискомфорте заниматься анализом. Но важно все-таки это когда-то делать и особенно важно обращать внимание на повторяющиеся сигналы.

Привычка игнорировать нарастающее раздражение и усталость, со временем прогрессирует. Проигнорированные эмоции накапливаются, и через какое-то время, мы начинаем (или не начинаем - зависит от способности накапливать, распознавать и идентифицировать свои чувства) догадываться, что не совсем своим целям следуем. А дальше - больше: не совсем свою жизнь проживаем. Но, оборачиваясь по сторонам с немым вопросом: "Это кто-то кроме меня еще видит?", замечаем что все вокруг "живы-здоровы", так же как и Вы, отчитываются по своим обязательствам, да еще и с прокачанным "позитивом". Значит, это с Вами что-то не так? Итак, чему доверять: собственным ощущениям или спокойствию системы вокруг, которая призвана сохранять стабильность. Любая система сопротивляется изменениям: семейная, система ценностей, система отношений. В этом нет ничего плохого. В этом - великая забота системы о нашей стабильности и опоре. Главное, осознавать свое место в системе для того, чтобы можно было свободно выбирать как вам поступать со своей жизнью. А для этого придется внимательней отнестись к себе.

Маячком, сигнализирующим нам о том, что мы в каких-то не очень «правильных» отношениях с самим собой, является наша перманентная усталость и отсутствие радости, присутствие изрядной доли напряженности и наличие свербящего ощущения «что-то не то». Проблема в том, что нам некогда додумать до конца: что там "не так", ибо надо срочно бежать и исполнять "свой долг", "нести ответственность", «самоотвергаться» (от слова «самоотверженность») и т.п. Иначе говоря, делать все эти привычные «уважаемые» и «одобряемые» вещи. Но главное препятствие для того, чтобы задуматься над причинами происходящего или обратиться за помощью к психологу, заключается в именно в этом: "формально – все в порядке". Фраза "Никто не умер" - любимый маркер отсутствия проблем вообще.

Знакомо вам такое чувство во сне: когда вроде бы все нормально, никто вокруг Вас ничему не удивляется, а только внутри Вас еле-еле скребет ощущение «что-то не то». Вы никогда во сне не вспомните, как вы оказались в том месте, где оказались. Вы просто обнаруживаете себя где-то, но не можете вспомнить, отчего вы здесь. При этом, вам не кажется это чем-то необычным. А ведь это так, это действительно НЕОБЫЧНО и СТРАННО, но Вы не сосредотачиваетесь на этой мысли и далее следуете своему сну….

Собственно, как только вы обнаруживаете и осознаете необычность происходящего вокруг, это означает, что ваше сознание готово проснуться и вы... просыпаетесь.

Да, в реальность Вас может вернуть и будильник, и солнышко, и стук в дверь. Но от того, что будильник еще не прозвенел, содержание сна не перестает  быть чем-то «странным». Точно так же, от того, что «никто не умер», Ваша жизнь не перестает ощущаться Вами «какой-то не вполне Вас удовлетворяющей». Вы это чувствуете, но сомневаетесь, достаточно ли у Вас оснований, чтобы сосредоточиться на этом чувстве? Достаточно ли у Вас оснований для того, чтобы... попытаться "проснуться"?

Поэтому, если Вы готовы внести в свой, пусть виртуальный, список дел еще один пункт: «прислушаться к себе», то стоит прийти на прием к психологу. Даже если Вам кажется, что Вы принесете тему «не вполне достойную внимания для психологического разбирательства», поверьте, психологи смотрят на это по-другому. Психологическая реальность человека не измерима в абсолютных единицах. Только Вы знаете: есть у Вас проблема или нет, даже если не знаете – какая.

Доверяйте себе. Если Вам – плохо, есть вопросы к себе, значит Вам - плохо и у Вас есть к себе вопросы. Всё. Для этого не нужны ничьи свидетельства и список "объективно печальных" обстоятельств. Эмоциональное состояние исключительно субъективное по определению. Да, оно может быть вызвано объективными факторами, но переживается оно субъективно. Ведь и психологи не поведут Вас к некоему "стандарту позитивного человека". Психологи помогут Вам остановиться, оглядеться, прислушаться к самому себе. Ирония в том, что именно за "гомеопатическими" порциями поступающего сигнала в виде ощущения "что-то не так", скрывается колоссальный потенциал  внутренней подавленной свободы. Иногда его не так просто разглядеть без посторонней помощи.

К сожалению, жизнь невозможно остановить как в «стоп-кадре», а пока кадр замер, посидеть подумать о себе и запустить пленку дальше. Приходится подобные остановки встраивать прямо в жизнь, т.е. сделать их неотъемлемой частью обычной жизни. Остановитесь. Прислушайтесь. Выделите время для того, чтобы вдуматься и вчувствоваться в то, как Вы живете. Конечно, это можно сделать и самостоятельно, и с друзьями, но лучше это делать в «специально отведенном для этого месте». Ведь для того, чтобы действительно соприкоснуться со своей собственной жизнью, увидеть себя со стороны, Вам понадобится максимально неискажающее Вас «зеркало», освобожденное от предвзятости, оценивания и излишней вовлеченности в вашу жизнь.

2013 © Жанна Беликова. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается только при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Жанны Беликовой

Почему так трудно быть отцом в современной семье

В последнее время многие отечественные исследователи все чаще стали обращаться к теме отцовства, хотя еще двадцать лет назад невозможно было найти серьезные российские публикации на эту тему. Сегодня большинство авторов сходятся в том, что отцовская роль становится все более сложной, проблематичной, противоречивой. Портрет отца-современника всё больше отличается от культурно-исторического, символического образа отца, «нарисованного» нами с помощью классических трудов по психологии, с помощью образов в исторической и художественной литературе.

В обществе с патриархальными взглядами отец – это образ, означающий закон, высший авторитет, неограниченную власть, воплощение самой божественности. Кажется, что он всегда должен быть рассудительным, сильным, всезнающим, большим, всемогущим, стабильным, непоколебимым и надежным. И от современного отца до сих пор ожидается, что в семье он сможет быть примером эмоциональной прочности, мужественности, героической храбрости, надежным добытчиком, имеющим высокие карьерные достижения. Последние десятилетия к отцам, наряду с этими "классическими" требованиями, обращены и новые притязания: теперь от него ждут эмоциональной открытости, активной вовлеченности в воспитательный процесс; теперь он не может перекладывать заботу по уходу о ребенке на жену, которая также требует от него быть не только защитником и опорой, но и верным другом, внимательным собеседником, помощником по хозяйству.

Понятно, что справиться с такими разнонаправленными требованиями любому будет нелегко. Наверное, поэтому один из самых распространённых стереотипов, появившихся во второй половине прошлого века, - слабость и неадекватность современных отцов. При этом проблематика, связанная с функцией отца в семье, оказывается до сих пор не столь существенна в научной и популярной литературе, как исследования материнского аспекта в воспитании ребенка. Однако изменения в практике поведения мужчин и отцов давно стали очевидны. С одной стороны мы наблюдаем болезненное расставание с давно сложившимися культурными традициями. Мы видим, как отец начинает брать на себя в семье традиционные функции матери, а также начинает примерять на себя традиционно "женские" качества, такие как мягкость и сговорчивость, нежность и чувствительность. Теперь от современного отца ожидается, что он будет в состоянии перерезать пуповину, спеть колыбельную, приготовить для малыша смесь или кашку, выбрать в магазине брючки и ботиночки нужного размера, заплести косички и завязать бантики. В общем, иногда кажется, что современный отец – это мать мужского пола. При этом, с другой стороны, социум не готов принимать такого мужчину как достойного члена общества. Ведь до сих пор считается, что быть исключительно отцом-воспитателем – не очень прилично, вести домашнее хозяйство – недостойно, ставить во главу угла семью, отказавшись от карьеры, и получать меньше жены – непрестижно.

Половой символизм и стереотипы маскулинности /фемининности оказываются настолько неизменными, глубоко закреплёнными в психологических структурах и поведенческих особенностях социальных групп, что отражаются не только в обыденном сознании и в художественной культуре общества, но даже многие профессиональные психологи привыкли считать половые особенности однозначными, намертво связанными с половой принадлежностью индивида. Индивидуальные различия и свойства мужчин и женщин в любом обществе обусловлены, прежде всего, полоролевой дифференциацией общественной деятельности. Сегодня половое разделение труда потеряло прошлую жёсткость и однозначность, количество исключительно мужских и женских занятий заметно уменьшилось, а взаимоотношения мужчин и женщин в социуме становятся всё больше равноправными. Совместная деятельность нивелирует традиционные различия в нормах поведения, что влечёт за собой перемены и в культурных стереотипах маскулинности и фемининности. Но эти стереотипы, несмотря на их изменяемость в принципе, заметно отстают от реальных сдвигов в общественном сознании. Неопределённость ролевых ожиданий вызывает у многих психологический дискомфорт и тревогу.

Изменение стереотипов, символического понимания мужской и женской роли не могут не сказываться на понимании семейных отношений, сути отцовства и материнства, социально-нравственных норм родительства. С точки зрения обыденного сознания понятие отцовства и материнства очерчены предельно чётко: родительская любовь – это нечто само собой разумеющееся, а её отсутствие – просто патология; мать является естественно предопределённым воспитателем ребёнка, нежным, терпеливым и ласковым, а отец – грозный, неприступный, холодный и, одновременно, заботливый пример для подражания. Символический, мифический отец внушает страх и беспомощность, желание подчиниться. Одновременно с этим его любят, тянутся к нему, ищут защиты. В современных условиях также значительно меняется и незыблемая материнская роль. Современная женщина всё чаще хочет расширить своё амплуа «верная супруга и добродетельная мать», она стремится к профессиональным достижениям, материальной и социальной независимости, карьерному росту, общественной значимости. Одновременно с тем, что матери стали уделять в среднем меньше времени своим детям, отцы увеличили общение с ребенком не только количественно, но расширили и репертуар взаимодействий с ним. Все это требует от современного отца новых, несвойственных его традиционному мужественному образу,  психологических качеств.

В патриархальном обществе, на нормы которого мы все еще ориентируемся, учиться отцовству было не нужно. Натуральное хозяйство позволяло ребенку усваивать как само собой разумеющееся и отцовскую, и материнскую роли. Промышленная революция «отняла» у семьи отца, который превратился в отсутствующего добытчика, и учиться отцовству стало просто не у кого. Отечественная история ХХ века усугубила такое положение отцовства, не просто отдалив его из семьи на производство, но и физически уничтожив (в мировых, гражданских, локальных войнах и репрессиях) возможность не только увидеть исполнение отцовской роли, но и самого исполнителя. Думается, что неудовлетворенное желание общения с отцом не только глубоко травмирует ребенка, но и лишает его практической подготовки к будущей работе «быть отцом». Кроме того, для нескольких поколений, не видевших или мало знавших своих отцов, могла казаться заманчивой теория о необходимости лишь института материнства и социальной случайности, необязательности отцовства. В сегодняшних условиях также еще многие отцы выбирают для себя роль "отсутствующего": он уходит засветло, целый день занимается чем-то очень важным и возвращается, когда ребенок уже спит. Такой папа становится непонятным, таинственным, мифическим существом, теряя возможность будущего близкого контакта с ребенком, возможность серьезного влияния и глубокого понимания своих детей.

Сложность выбора своей отцовской роли усугубляется и эмпирическими исследованиями. Специалисты в области семейной психологии считают, что образ отца становится для ребенка патогенным как в случае его грозного, устрашающего, карающего характера, так и в случае, если образ отца будет всепрощающим, слишком мягким, эмоционально нестабильным, поощряющим вседозволенность.

Таким образом, трансформация отцовства в наши дни базируется на столкновении  традиционалистских установок патриархальных сценариев, где отец взирает на семью со стороны, с эгалитарными (уравнивающими) взглядами, одобряющими мужчин, активно вовлеченных в семью и взаимодействующих с детьми. Становится понятным, что изменение представлений о роли отца в современном обществе имеет глубокие культурно-символические и исторические корни, поэтому с таким трудом каждому современному отцу приходится самостоятельно искать свой путь, преодолевая сложившиеся социальные противоречия, внутренние конфликты и кажущуюся невозможность изменить привычные способы взаимодействия в семье на те, которые близки и необходимы именно ему - уникальному современному отцу, в котором так нуждаются его собственные уникальные дети.

2015 © Вероника Волынская. Копирование статьи как целиком, так и частично допускается при условии указания авторства и ссылки на данную страницу.

Все статьи Вероники Волынской